Психологическое бесплодие: что мне мешает стать мамой?

Часто длительное ожидание беременности связано с тем, что никак невозможно понять истинную причину неудач. Если есть медицинские факторы (болезни, например), то хотя бы понятен какой-то путь дальнейших действий (лечение), чтобы исправить ситуацию, помочь телу женщины подготовиться. Но иногда либо тело здорово, либо успешное лечение проведено, но беременность не наступает.

 

В этом случае причину стоит искать в области психического. Ведь желание иметь ребенка - это так называемое манифестное желание. То есть это то, что мы осознаем, что на поверхности. А внутри есть какие-то иные мотивы, желания, потребности, которые входят в конфликт с возможностью иметь ребенка.

 

Какие основные «против» могут жить в психике женщины с бесплодием?

 

Нет ресурсов, истощение. Это не про то, что она 24/7 на работе и не про буквальную занятость. Хотя это тоже играет роль. Но это скорее про истощение психическое. То есть отсутствие внутренней опоры на себя, когда психика существует в аварийном режиме, постоянном поиске того, кто поможет, облегчит существование, возьмет на себя проблемы и ответственность (замужество или декрет в глубине души могут рассматриваться как возможность сбежать от тяжести взрослой жизни и/или работы).

 

Часто в таком режиме (бессознательно или весьма осознанно) живут женщины, которые в детстве росли в семьях с алкоголиками, либо эмоционально незрелыми родителями, которых нужно было спасать, поддерживать, быть психологами для своих родителей, или мирить вечно ссорящихся родителей.

 

Такие дети взрослеют слишком рано, несут на себе ответственность за эмоциональное состояние своих родителей. Им довольно сложно осознать свои истинные потребности и ту бездну базовой неудовлетворенности, которая в них живет (свою детскую, зависимую, нуждающуюся часть). Во взрослом возрасте дополнительная ответственность в виде ребенка, о котором нужно заботиться, кажется слишком тяжелой, так как они сами ищут родителя, который о них позаботится. И таким родителем чаще всего для них является их партнер (муж/жена).

 

Если эта зависимая, нуждающаяся детская часть сильно страдает и все время «фонит», то собственный ребенок может быть конкурентом того внутреннего голодного ребенка, который сам нуждается в заботе. Таким образом через бесплодие психика женщины защищается от этого нежеланного конкурента. Сюда иногда примешивается наличие у женщины сиблингов (братьев/сестер). Мысли о появлении ребенка возвращают психику к болезненной конкуренции с братьями/сестрами за внимание родителей. Если эти отношения и сопутствующие им чувства зависти, ревности, исключенности не были проработаны, они вносят свою лепту в и не без того непростой процесс.

 

Часто бывает ситуации, когда такие женщины выбирают мужчин с детьми от первого брака, и через внутреннюю конкуренцию с их детьми разыгрывают свои детские травмы по отношению к родителям и своим братьям/сестрам.

 

Конкуренция может происходит не только на уровне ребенок-ребенок, но и на уровне права занять место матери. Ведь родить ребенка - это стать матерью. И если женщина имеет конфликт в отношениях с собственной мамой, это может вылиться как в невозможность соперничества с ней (если она представляется как слишком большая властная и страшная фигура в психике), так и в невозможность идентифицироваться с матерью и самой стать такой как она. Самой статью матерью. Почти всегда такие заряженные отношения и конфликты (как психические, так и вполне реальные) с матерью говорят о том, что психика женщины до конца не прошла процесс взросления, отделения, обретения самостоятельности, то есть на стала зрелой настолько, чтобы гармонично принять на себя роль матери в своей собственной семье. И тогда в терапии мы работаем над психологической сепарацией таких клиенток.

 

Если говорить о самом процессе беременности - то это тот период, когда тело и психика женщины и ребенка находятся в слиянии. Обычно это процесс, приносящий удовольствие - сладкое слияние, ощущение наполненности, полноценности, источника жизни внутри себя. Но если этот период для самой женщины в ее детстве был травматичным (как беременность ее матери, так и первые годы жизни, где это слияние сохраняется в той или иной степени), то тогда это слияние может пугать и казаться не чем-то приятным, а разрушающим.

 

Для людей с размытой идентичностью, где нет четкого ощущения того, кто я, какой я, где мои границы, где мои желания и потребности, такое слияние будет восприниматься как разрушающее ту размытую структуру личности, которая и так слишком хрупкая. Такого рода внедрение может рассматриваться как разрушающая и полная потеря себя. Поэтому женщины с такой проблематикой часто боятся изменений, которые ребенок может привнести в их жизнь - потеря контроля над собой, своим состоянием, своим телом, забота о нуждах другого, слияние и настройка на ребенка и его потребности.

 

Если говорить о более серьезных случаях, то женщины, которые имеют слабую связь с реальностью или имеют случаи психических расстройств в роду могут понимать, что то «материнское безумие», которые бывает в норме у каждой матери (то есть понимать и общаться с ребенком без слов, настройка на его нужды) может у них спровоцировать безумие вполне реальное, то есть такого рода слияние с ребенком оживляет их страх сойти с ума в реальности.

 

Также клиенты упоминают и страхи рождения больного ребенка, что часто встречается, особенно если в роду у кого-то были психические расстройства.

 

Хочется отметить, что все эти причины обычно не бывают кардинально отделены одна от другой, а могут быть взаимосвязаны или встречаться все вместе у конкретной женщины.

 

В зависимости от истинной причины может разворачиваться определенный сценарий - либо беременность не наступает (нет благодатной почвы, нет внутреннего пространства в психике, нет ресурсов для вынашивания и роста малыша внутри себя), либо беременности наступает и обрывается (фантазии о детоубийстве,  разыгрываются убийственные чувства к сиблингам, либо к какой-то части себя, которая проецируется в ребенка, чаще всего собственная детская часть кажется нереносимой, т. е. становится невозможно войти в контакт со своей зависимостью и нуждой).

 

В этом случае выкидыш - это как будто о том, что какая-то часть себя должна быть отвергнута, выкинута, убита, есть нет места для  развития внутри. И тогда мы работаем с тем, какие проекции будущая мать помещает в своего ребенка, от которых нужно избавиться.

 

К слову сказать, что все эти телесные проявления имеют место, когда нет возможности осознать и переработать свои конфликты психически. Если психика не справляется, то человек отыгрывает что-то в действии, например, женщина осознает, что не хочет ребенка, не справляется и делает аборт. Но если конфликт находится слишком глубоко, она не может понять свои противоречивые чувства и желания внутри ни через психику, ни через действия, тогда тело - последний барьер для переработки непереносимых внутренних конфликтов. И происходит то, что называется психосоматическими проявлениями. Когда глубинные психические проблемы отражаются через тело.

 

И хорошая новость в том, что с этим можно работать и достичь такого долгожданного результата.